Медиа

Аксана подала новые знаки

14.08.2019Яндекс.КартинкиZames.Media

Знак.ком объявил, что хочет собирать деньги методом краудфандинга, чтобы оплачивать работу своих репортеров, которые могли бы «ездить в другие регионы России и соседние страны, привозить оттуда качественные репортажи». Аксана Панова, добро пожаловать под Zames.

Среди коллег объявление Знака о сборе средств вызвало злорадные смешки: кто-то вспомнил, чем заканчиваются кампании по сбору денег у Пановой и Колезева (новыми дачами), а кто-то про «качественные репортажи» из Донбасса «о присутствии» там российских войск.

Краудфандинг (сбор денег) для героев оппозиции — удобный способ скрыть средства от тех спонсоров, из-за которых неудобно перед другими спонсорами, например провластными. Но чем чорт не шутит, может быть это очередная финансовая модель от Аксаны Пановой, которая, как известно, не раз была на Урале в этой сфере первопроходимцем.

Удивительным образом объявление Знака о краудфандинге совпало с прекращением финансирования региональных штабов Навального. Как будто бы инвестиции в протест ищут новые точки входа. Новых может вот так просто не найтись, но можно попробовать другие, проверенные. Понятное дело, что Навальный брал у всех, в том числе в России, так что любой, кто встанет на его место как точка входа, сорвёт весь куш. Уголовное дело Следственного комитета касается счетов Навального в системе платежей биткойна. Так что версию о неожиданном превращении Знака и Пановой в криптоинвесторов мы на ближайшую перспективу не отбрасываем. Версия рабочая, с криптой-то, не правда ли?

Слабая женщина

«Сбор пожертвований» является фирменным стилем Пановой и сейчас он прозвучал гармонично. Причем не всегда эти пожертвования финансовые. Панова не раз в своей карьере играла роль бедной родственницы среди акул политики. Будучи сама с зубками.

С одной стороны, Панова прибедняется в последнее время перед ситуативным боссом и новым покровителем, губернатором Евгением Куйвашевым, который, по слухам, не собирается везти её с собой в Москву и тем самым держит в напряжении и нарывается на разрыв.

Ройзман и Панова на суде. Тогда и сейчас все считают, что политик спал Аксану от тюрьмы. 

Ройзман и Панова на суде. Тогда и сейчас все считают, что политик спас Аксану от тюрьмы.

С другой стороны — есть отец её детей Евгений Ройзман, к которому она пытается демонстрировать старые чувства, намекая на привязанность к нему его детей и жалуясь на проблемы взаимоотношений с отцом Ройзмана, которые, как известно, весьма плохи: отец Ройзмана до сих пор не помнит, как зовут мать его внуков.

Довольно тягостные взаимоотношения Ройзмана с Пановой для него смягчаются тем обстоятельством, что обе его женщины — и Аксана, и Инна — общаются друг с другом, имея общие политические взгляды, например на Ходорковского. Михаил Борисович им обеим одинаково симпатичен.

Уязвимая позиция Ройзмана помогает Пановой в работе: Ройзман под таким сугубо личным напором Пановой поставляет своей бывшей интересные новости от своих конфидентов в Москве. Как говорят источники Zamesa в Знак.ком, именно Ройзман был автором инсайда о взрыве в Магнитогорске, после публикации которого на Знаке был скандал, а сам материал сняли, поскольку он больно наступил на ногу расследованию, которое вели спецслужбы.

Слабая женщина имеет право что-нибудь просить. Вот и сейчас Панова делает нуждающийся вид. То, что в 2019 году Панова публично отошла от медийных дел, а всем своим видом и поведением изображает полный уход — это уловка.

На свое место в издание она поставила своего нового протеже Дмитрия Колезева, который успешно делает вид, что его гуру ушла на покой.

Только за текущий год предприятие (ИП) Панова Аксана Рашидовна заключило контракты на десятки миллионов рублей за информационное обслуживание. Понятно, что налоги платятся: урок дела об укрывательстве крупных доходов, заработанных на интимных тайнах, как чужих, так и своих (вспомним публичную исповедь о погибшем ребёнке), выучен. Если вы видите подозрительную тишину или мягкий тон на Знаке в отношении крупных бизнес-игроков, то вот вам ответ на вопрос, с кем именно были заключены эти контракты (там и строители, и храмопромышленники — ничего нового). И эти контракты как бы тоже намекают, что объявленный краудфандинг скоро будет публично признан «успешным».

И это значит, что «ушедшая в тень» Панова находится накануне старта крупного политического проекта под видом медийного, в который явно будет вкладывать не свои средства. Главное, чтобы эти средства не напрягли налоговую и Следственный комитет.

От информационного шантажа к придворной политике

На счету Пановой в прошлом немало громких и пафосных заявлений. Звучат они подчас неожиданно и излишне хвастливо. По тому же Ройзману: Панова заявляет, что вылепила и создала Евгения Ройзмана как актуального политика начала 2010-х. Может это и звучит убедительно, если не учитывать нынешний статус «сбитого лётчика» Ройзмана, и тот факт, что Панова должна помнить предысторию. Ещё молодым журналистом она ведь начинала в программе «Взгляд» у Александра Любимова, который потом принимал активное участие в политических проектах олигарха Прохорова. Почти во всех этих проектах участвовал и Ройзман. И подписи на выборах мэра Екатеринбурга Ройзману собирать не пришлось, потому что он пошёл на них от партии Прохорова.

У Аксаны Пановой нет страницы в Википедии, зато её страница есть на любом сайте с компроматом. Там обязательно будет написано, что информагентство Ура.ру, созданное ею, стало самым влиятельным и богатым интернет-СМИ Урала благодаря политике информационного шантажа. Бизнесмены и политики платили агентству за «блоки» на негатив на себя и за «зелёный свет» на негатив на конкурентов. Проблема в том, что лихие времена, да и в нулевые даже, в стране подобным занимались все кому не лень, и только Аксана сумела на этом раздуть бюджет своего агентства до впечатляющих размеров и платила своим журналистам в лучшие времена в два-три раза выше рынка.

Большой бюджет даёт большую независимость, чем у конкурентов, а зарплаты для журналистов на уровне топ-менеджмента корпораций и чиновников высшего класса позволяет им входить в те заведения и клубы, о которых коллеги и понятия не имеют. В этом немалая доля стратегии успеха Ура.ру. В какой-то момент, когда Ура.ру гремело уже на всю страну, издания в других регионах пытались этот рецепт скопировать, но так ни у кого и не вышло.

Пока коллеги силились выстроить свои толковые финансовые модели СМИ, Панова не стояла на месте. Влиятельное федеральное издание, которое делают в регионе, которому платят просто потому, что оно есть само по себе? Почему бы и нет.

Эту концепцию Панова пыталась воплотить ещё в Ура.ру, но очевидно мешала репутация издания-информационного рэкетира, прайс которого известен всем пиарщикам по обе стороны уральских гор. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Во время очередного политического кризиса с ней решили свести счеты обиженные её редакционной политикой: саму Панову посадить, а агентство забрать. Летом 2013 года Панову потащили в суд, обвинив в мошенничестве. Бороться за свою свободу в суде Панова не собиралась ни минуты. Вместо этого Панова сделала даже нечто неожиданное. Это был даже не ход конем, она просто решила смахнуть пару фигур с доски, устроив масштабную пиар-компанию вокруг выборов мэра. Запутанность схемы: совместная предвыборная кампания — победа на выборах Ройзмана — развал уголовного дела Пановой, ввела в заблуждение весь журналистский цех. Над ней потешались и глумились, а план, между прочим, сработал как по нотам и ровно так, как было задумано.

Да, по итогу, она получила условный срок и якобы «запрет на профессию» — агентство у неё забрали, но недоброжелатели (а ими был весь журналистский цех, кроме максимум десятка ближайших сотрудников), явно недооценили тот капитал, который она набрала в либеральных федеральных СМИ, пока шла её пиар-кампания. Имя Аксаны полгода упоминал весь пул: «Эхо Москвы», «Дождь», «Новая газета», РБК.

Такие успехи только усилили симпатии Системы к отважной оппозиционной женщине. Многие бы этим и удовлетворились, но не Аксана. Где надо осторожная лесть, где надо иллюзия непримиримой позиции (фейковые инсайды о вводе войск на Донбасс в 2014 от Знака выходили каждый месяц).

Когда Панова заявила, что потеря домена Ура.ру (а значит денег и старой финансовой модели) для неё не проблема, в Екатеринбурге все уже грустно усмехнулись: «Храбрится». Но Знак.ком взлетел неожиданно для всех. Но на самом деле прогнозируемо. Зелёный свет от оппозиционных СМИ всех мастей, а отсюда бешеная статистика цитирования любой новости, даже фейковой, вроде истории с новостью о вооруженном нападении на чиновников в городе, где снимали фильм Звягинцева «Левиафан». Если ты имеешь клеймо жертвы режима, ты не можешь врать, вот те крест.

Для внешней тусовки боевитая медийная дама из региона — то, что нужно. Но именно поэтому Панова не нужна в Москве. Она нужна там, где хорошо отрабатывает свой образ «девушки с Урала». В конце концов, она этот образ и создавала, даже внеся коррекцию в своё имя. Аксана — звучит очень крафтово и народно-глубинно.

Давайте предположим, что новый проект Аксаны, под который она заинтриговала «краудфандингом», опять будет как бы региональным, «с Урала». Но учитывая анонсы Колезева о «репортажах по России», корреспонденты Знака будут заниматься примерно тем же, что и обкомы Навального: расследовать коррупцию в России и под этим флагом вести народ на площадя в интересах беглых олигархов из Лондона и ведущих мировых держав.

Держим кулаки: скоро осень, а значит и большой политический замес.

Читайте также