Политика

Гибрид Цуканова

10.09.2019Яндекс.КартинкиZames.Media

Избрание Вадима Шумкова и Алексея Текслера на должности губернаторов двух южно-уральских регионов вывело на финишную прямую процесс круговой смены всех губернаторов Уральского федерального округа. Судьба двух из них — Натальи Комаровой и Евгения Куйвашева — будет объявлена буквально скоро: их полномочия формально истекают соответственно в 2020 и 2022 годах, но вопрос о преемниках в двух субъектах с большой долей вероятности будет закрыт в ходе осеннего «губернаторопада»: этого требует новый стратегический вектор. Несколько источников Zamesa подтверждают, что если по Комаровой ещё идут переговоры, то Куйвашев осенью точно уедет в Москву. Но уходы и приходы — не самое важное.

Самое важное в управленческой стратегии Уральского федерального округа — это его разделение на научную и промышленную составляющую, и разделение по этой же оси влияния финансово-промышленных групп на регионы. Такую задачу поставила перед полпредом Николаем Цукановым Администрация президента.

Цуканов сопроводил уже четыре смены губернатора, получив назначение летом 2018 года. Александр Моор, Дмитрий Артюхов, Вадим Шумков и Алексей Текслер — все пришли при Цуканове. И все избраны без сучка и задоринки. Цуканов, судя по всему, и доведет процесс смены уральской элиты до конца.

Кадровый процесс завязан на новые подходы к региональному развитию Урала, хотя их истоки проистекают из концепции так и не реализованного проекта «Урал промышленный — Урал полярный». Там целеполагание размыто, а сейчас акценты в Москве ставят более чёткие. В промышленности — ставка на импортозамещения в сложных технологиях, в полярной сфере — технологический рывок в реализации нефтегазовых проектов в Арктике.

Вырастить управленческий гибрид между технологиями в нефтегазовой сфере и отраслями промышленности — это и есть главная миссия Цуканова.

Кризисная Курганская область войдет в цепочку производственных связей Свердловской и Челябинской областей. Собственно, высокий результат Вадима Шумкова на выборах (больше 80 процентов голосов) связан с надеждами населения на реализацию вот этой затеи с промышленным кураторством со стороны крупных игроков.

В трех уральских регионах усилится роль госкорпораций, связанных с промышленностью (Ростех), и кураторов военно-промышленной сферы, так как на Урале преобладают производства, завязанные на обронку. Символичен переход бывшего вице-мэра Екатеринбурга Алексея Кожемяко в правление Уралвагонзавода. Уральская промышленность наращивает инструменты для взаимодействия с органами власти. Сквозь эту призму можно рассмотреть и переход с поста начальника УФСБ по Свердловской области Александра Вяткина в госкорпорацию Росатом, с задачами противодействовать промышленному шпионажу со стороны иностранных спецслужб в отрасли.

Западно-Сибирский НОЦ

Из трех северных регионов — ЯНАО, ХМАО и Тюменской области — создадут Научно-образовательный центр в нефтегазовой отрасли (Западно-Сибирский НОЦ). Нефтегазовый НОЦ формально курируют вице-премьера Татьяна Голикова, министр науки Михаил Котюков и помощник президента Андрей Фурсенко. Фактически «на земле» развитием научных проектов будут заниматься отраслевые корпорации, которые давно работают на севере: «Газпром», «Лукойл», «Роснефть». В фокусе их внимания в первую очередь арктические проекты. В Западно-Сибирский НОЦ войдут 5 новых структур: центры по биобезопасности, технологического моделирования, системной инженерии, лаборатория по изучению Арктики и сеть исследовательских и наблюдательных полигонов для изучения рек Обь-Иртышского бассейна.

Моор и Котюков в Тюмени на обсуждении проекта Западно-Сибирского НОЦ. 

Моор и Котюков в Тюмени на обсуждении проекта Западно-Сибирского НОЦ.

Отметим, что в данной концепции рушатся межэлитные взаимосвязи. Оставаясь «человеком Собянина», Александр Моор встраивается в более сложную систему взаимоотношений, в которой его статус «человека мэра Москвы» не играет решающей аппаратной роли. Что уж говорить о другом человеке Собянина — Евгении Куйвашеве. Его уход обусловлен тем, что он не стал чем-то большим, чем лоббистом интересов тюменской нефтянки.

Под новые региональные стратегии подбираются кадры на руководящие посты в регионах. Если оценить навыки и бэкграунд каждого из ныне действующих губернаторов УрФО, то ни один из новых управленцев не смотрится случайным.

А вот оставшиеся старые, в первую очередь Евгений Куйвашев, выглядит на фоне новых задач заметно архаично, если не сказать чудаковато. Куйвашев до сих пор ключевыми проектами считает проекты освоения федерального бюджета на крупных спортивных событиях или форумах. Не получилось ЭКСПО — отжали Универсиаду, уж под это деньги дадут.

Сейчас формулирование стратегических задач УрФО находится в финальной фазе. Нам представляется, что ряд негативных проявлений в жизни Урала чётко накладываются на задачи противодействовать вырабатываемой стратегии развития. И все они как-то связаны.

Протесты из-за сквера, шпионский скандал в окружении полпреда, смена куратора Урала в американском консульстве — звенья одной цепи. Смена консула читается как резюме так до конца и не реализованной затеи по дестабилизации общества на Урале.

Обратим внимание, что консульство США в Екатеринбурге при смене консула уже официально объявило о своих первоочередных задачах: упростить выдачу виз и разрешений на жительство гражданам Урала. Включить своего рода механизм мотивации граждан, используя инструментарий прямой дипломатии. Задача Госдепартамента США — дать уральцам другие ориентиры, нежели те, которые предлагает российская власть.

Если Россия пытается ориентировать молодежь на научные подвиги или привлекает в ряды производственников нового современного уровня, то консульство отвлекает привычными смыслами: мифами об американской мечте, билеты в путь к которой раздает консульство в Екатеринбурге. Но если они решили углубить этот процесс, значит стратегия развития Урала выбрана правильная.

Читайте также