Расследования

Моно больше не модно

05.11.2019Яндекс.КартинкиZames.Media

Уральским моногородам подписали смертный приговор. Их могут просто лишить статуса, а значит – и денег. Моногорода – городские поселения, экономика которых значительно или практически полностью зависит от работы одного крупного предприятия. Очередная реформа может урезать количество моногородов почти в два раза – с 321 до 170. В фонде моногородов, с одной стороны, опровергают готовящуюся реформу, с другой – признают, что пересмотр списка возможен, отмечая, что «это сложная процедура в несколько этапов». Но точно известно одно: в первую очередь планы чиновников ударят по Уралу.

Появление большого количества моногородов стало результатом советской экономики, тогда развитие новых городов в ресурсных территориях зависело от самочувствия градообразующих предприятий. В условиях рыночной экономики сотни созданных моногородов автоматически превратились в одну из сложнейших социально-экономических проблем.

Банкротство градообразующего предприятия способно в одночасье обвалить экономику всего поселения. Эффективное развитие предприятие превращается в проблему: при повышении автоматизации происходит сокращение штата, и сотни, а то и тысячи людей сразу же оказываются на улице.

Таким образом, голая эффективность производства (в отсутствие у властей совести и мыслей о судьбах людей) становится убийственной для моногородов. Получается, что зачастую созданные еще в СССР производства не нужны, а работающие на них люди – лишние.

Провальная программа

В 2016 года была запущена программа экономической помощи моногородам. Тогда предполагалось, что в рамках этого амбициозного проекта федеральный центр до 2025 года будет финансировать экономическое развитие таких городов. Но не сложилось — 1 января 2019 года проект был свернут. Основанием для такого решения послужили обнародованные Счетной палатой данные – аудиторы после масштабной проверки сообщили, что меры по финансовой поддержке моногородов не привели к диверсификации их экономики и выходу из кризиса.

Игорь Шувалов перестал быть вице-премьером российского правительства — и проект поддержки моногородов умер. Зато он теперь банкир. 

Игорь Шувалов перестал быть вице-премьером российского правительства — и проект поддержки моногородов умер. Зато он теперь банкир.

Кстати и куратор программы моногородов в российском правительстве счастливо избежал ответственности а провал реформы и даже в какой-то мере пошел на повышение. Бывший вице-премьер Игорь Шувалов стал главой банка ВЭБ.

В итоге минувшим летом Министерство экономического развития сделало вид, что разрабатывает более современный проект спасения моногородов. Но только вид: например, руководитель фонда «Институт экономики города» Александр Пузанов заявляет, что новая программа фактически не имеет принципиальных отличий от предшествующей.

В частности, он отметил, что в очередном проекте точно также не прописаны четкие механизмы диверсификации и ускорения темпов экономического роста городов-получателей помощи.

Сейчас, судя по всему, чиновники решили руководствоваться логикой «нет города – нет проблемы». Так, обсуждается возможность уменьшения масштаба проблемы – для этого придется взять и сократить число получателей помощи.

Проводиться подобное сокращение будет под вполне благородным соусом – исключительно для повышения «адресности господдержки» и «актуализации критериев отнесения территорий к моногородам». Из списка таковых предполагается исключить населённые пункты численностью менее трех тысяч человек – их предложено считать поселками городского типа, а также моногорода, где произошла диверсификация экономики.

По мнению экономиста Артема Ермолаева, это очень лукавая и опасная формулировка. Дело в том, что хотя бы минимальных успехов в построении устойчивой экономики добились немногие. К числу таковых эксперт отнес Набережные Челны в Татарстане.

Большинство же моногородов ощутимых достижений, увы, не имеют. Минувшим летом в список из 11 наиболее кризисных моногородов России вошли муниципалитеты Челябинской области Верхний Уфалей и Бакал. Оба моногорода стали территориями опережающего социально-экономического развития, однако за годы работы особого режима они никого так и не опередили: в них создано недостаточное количество рабочих мест.

Список проблемных моногородов составило Минэкономразвития. В перечень, помимо южноуральских территорий, вошли Новопавловка, Вершино-Дарасунский и Первомайский (Забайкальский край), Туим и Вершина Теи (Хакасия), Надвоицы и Лахденпохья (Карелия), Бытошь и Белая Берёзка (Брянская область). В Минэке оценивали показатели занятости, темпы роста экономики, оборот предприятий, а также учитывали оценку самих жителей.

В чём же суть их проблем.

А всё просто. Большинство моногородов практически так и не увидели федеральных денег, не теряя надежды получить субсидии под перспективный инвестиционный проект. «Сейчас же, с учетом озвученных критериев, они полностью лишаются даже теоретической надежды на финансовую помощь от федерального центра», — признает Артём Ермолаев.

В пресс-службе фонда Моногорода.РФ так опровергают данные о секвестировании списка, что в закрытии программы не остаётся никаких сомнений.

«Пересмотр не может произойти одномоментно, — сожалеют чиновники и том, что не могут разобраться с проблемой в одну секунду. — Это сложная процедура в несколько этапов». В курирующей организации также уточнили, что процесс лишения города гордого, но бесполезного статуса «моно» потребует времени.

Чтобы выйти Набережные Челны в лидеры развития моногородов, КАМАЗ выиграл не одну гонку «Париж-Даккар». Но такой рецепт не для всех. 

Чтобы вывести Набережные Челны в лидеры развития моногородов, КАМАЗ выиграл не одну гонку «Париж-Даккар». Но такой рецепт не для всех.

Пока к экономически устойчивым моногородам можно отнести свыше 20 муниципалитетов из всего списка. «При обновлении перечня важно сделать акцент на максимальной правдивости — то есть детально перепроверить моногорода в их актуальном состоянии. На сегодня свыше 20 моногородов можно отнести к экономически устойчивым, они добились высоких результатов. Это Череповец, Набережные Челны, Тольятти, Невинномысск и другие», — пояснили в пресс-службе фонда.

Денег нет, но вы держитесь?

Уральские моногорода – первые претенденты на исключение из списка, утверждают эксперты. Например, один из экспертов, близких к свердловским властям, напомнил, что в инвестиционные проекты в российских моногородах за пять лет планировалось вложить 143,8 млрд руб. Главным исполнителем программы развития населенных пунктов с градообразующими предприятиями было назначено Минэкономики. Также к реализации программы подключено 11 министерств, НКО «Фонд развития моногородов», Российский экспортный центр, Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, «Дом.РФ», «ВЭБ-лизинг» и «ВЭБ Инфраструктура».

Но все эти планы были созданы лишь для красивых презентаций.

Собеседник Zamesa уже подсчитал: в итоге на 2019 год на моногорода выделено меньше 10 млрд рублей. Именно эти деньги должны кардинальным образом изменить жизнь 13,5 млн человек, проживающих в трех с лишним сотнях моногородах. Это означает, что на каждого такого моногорожанина в год придется по… 707 рублей дополнительных государственных расходов.

По сути, отмахнулись.

Обсуждаемое сегодня сокращение списка моногородов напоминает агонию и неспособность экономических властей позаботиться о промышленных центрах.

Никто из чиновников до сих пор понятия не имеет, какие предприятия необходимо запускать на территории моногородов, чтобы получить на выходе рентабельное и эффективное производство.

Эксперты уверены, что постепенно вброшенные в информационное пространство планы о ликвидации моногородов будут реализованы, и от этих городов останутся одни только исторические названия.

Читайте также