Расследования

Рабы не немы

12.09.2019Яндекс.КартинкиZames.Media

В Екатеринбурге есть популярная мантра: «Урал всегда был свободен», «Тут не было крепостного права», «Свобода у уральцев в крови». Из уст в уста мантра, родственная идеями «вильной Украины» разносится по уральской тусовке, звучит в чертогах «Ельцин-центра» и на массовых акциях протеста. Такова особенность пассионариев, что на Украине, что на Урале, что в Москве: они не считают возможным знать историю человечества, которое в 99 процентах времени своего развития никогда не жило в демократии. В том числе на Урале.

Из-за фрагментарного характера своего образования идеологи «свободного Урала» хватаются за второсортные исторические мифы, оправдывающие своё неумное поведение. Развернуто это утверждение звучит так: «Это в европейской России крепостничество было, там рабы и остались! А на Урале всегда была вольница! Ермак, казак вольный, собрал свое войско на Урале, и целое государство завоевал! Когда стали притеснять Пугачев бунт поднял».

Бунт Пугачева был — самый настоящий бунт озверевших от рабского состояния уральских крестьян. А Ермак отношение к Уралу имел исключительно транзитное. Более того, крепостное право на Урале существовало в максимально уродливых формах.

Давайте разберём.

«С помощью свободных людей Урала Ермак завоевал Сибирь»

Утверждение это не самое верное. Ермак личность легендарная, и единственное, что можно утверждать точно: он существовал на самом деле. Основная версия, что это беглый крестьянин, который пришел на Донскую вольницу, но по каким-то причинам был вынужден бежать с Дона на Урал.

Ермак. 

Ермак.

Кстати, что же такого Ермак сделал на Дону, что ему пришлось бежать оттуда? Бежать из места, в котором были все равны и откуда «выдачи нет»?

К моменту, когда Ермак сотоварищи пришел на Урал, тут уже существовала некая организация, которую сейчас бы назвали холдингом – бизнес семейства Строгановых. Эта семья жила с добычи соли, а также понемногу занималась всем, что под руку попадётся, активно прорабатывая стратегии расширения своего бизнеса . Расширяться было куда. За Уральским хребтом лежали огромные просторы Сибири, и там были такие богатства, по сравнению с которыми соледобыча была сшибанием мелочи с пьяных прохожих в подворотне.

Хоть Строгановы и имели почти полную автономию от центральной власти и вели, по сути, свою внешнюю политику с Сибирским ханством, имея свою армию и получая светрхприбыли, — но сил забрать сибирские богатства у них всё равно не хватало. Именно они кинули клич на Дону, на который и пришел Ермак со своей ватагой бойцов. Народу в ней было немного, поэтому хитрые купцы сделали ход с двойной выгодой. Они сбили самых отпетых и непокорных работников со своих производств в войско, снабдили его всем необходимым, отдали его Ермаку и отправили его в сторону Сибири. Расчет прост. Если победит — новые сверхприбыли, а если проиграет, то всё равно ослабит конкурентов.

Однако человек предполагает, а Господь располагает. История получилась несколько иная. Ценой своего войска Ермак Сибирское ханство уничтожил. Покоренную Сибирь он успел передать, но не в руки прямых работодателей, а через их голову, царю Ивану Грозному. И вот после присоединения пошли через Урал осваивать Сибирь крестьяне. С Урала опять-таки ушли самые вольнодумные и пассионарные. А вот тем, кто не успел перейти через хребет, повезло гораздо меньше.

«На Урале крепостничества не было»

От «либералов» слышно это часто. Всем, кто хоть как-то знаком со школьным учебником истории, известно, что окончательно крестьян закрепостила Екатерина II. На Урале рабство законодательно ввели ещё раньше. Сделал это Петр I. Причем рабство это было страшнее, чем в любой другой точке страны. Причина была банальна. Шла война со шведами. Стране нужна была тяжелая промышленность в кротчайшие сроки. И Урал был опять отдан на откуп уже новым промышленникам, Демидовым.

Император дал своим ставленникам «карт-бланш»: делайте что угодно и как угодно, но чтобы пушки для войны были в нужном колличестве и в срок. Они и делали. Вместо оброка или барщины повинность крестьян состояла в работах на заводах, которые появлялись по всему Уралу как грибы после дождя. Проблема была в том, что на Урале не самая плодородная почва, а там, где она есть, не особо много места для выращивания чего-либо, всё-таки горы.

Если в любом месте России благосостояние помещика зависило от того, сколько и как собирет урожая его крестьянин, то на Урале горнозаводчикам было всё равно. Главная повинность — работа на заводе. Голод на Урале в крестьянской среде был явлением обыденным. Вымирали целые деревни. Но крестьяне терпели. Терпели десятилетиями, пока не пришел Пугачев.

«Пугачев — явление уральское, показывает, насколько свободен был Урал»

С этим тезисом полный швах. К тому моменту, как Екатерина II ужесточила крепостничество по всей стране, на Урале положение крестьян уже было максимально некомфортным. Закрепощать дальше уже было просто невозможно. Бунт Пугачева стал следствием отнюдь не свободолюбия уральцев, а наоборот, кратковременной либерализации крепостнического режима, который затеял недолго правивший муж императрицы — Петр III.

Возвращение Суворова с Емельяном Пугачевым в Москву, где на Болотной площади он был четвертован. 

Возвращение Суворова с Емельяном Пугачевым в Москву, где на Болотной площади он был четвертован.

Емеля был простым казаком с Дона, как и Ермак. Казацкая судьба его складывалась весьма неблагополучно. Он бегал по Дону от властей и соратников, накосячив в итоге перед всеми. Но настал тот момент, когда на Дону уже не осталось для него мест, где можно укрыться, и он убежал... на Урал. Здесь его сразу взяли в оборот яицкие казаки, которые по совместительству были ещё и старообрядцами. Они-то и сделали из него самозваного императора Петра III.

План их был очень бесхитростным. Делаем своего самозванца императора, давшего местного люду много послаблений – получаем профит — ещё больше послаблений, привилегий и денег. Бунт же неожиданно пошёл так удачно, что некоторые лидеры восстания уже мечтали о походе на столицу. И, казалось, это вполне возможно... Но бунтовщики не учли одно, бунт рабов всегда обречен. Как и истинные рабы, уральские крестьяне просто уничтожили предмет ненависти, а именно завод и всех мастеров на нем, и ушли обратно к своим наделам. Большая политика им была чужда. Бунт рабов кончился тем, что подавлять его прибыл победитель турок Александр Суворов, и все зачинщики лишились голов, крестьяне были наказаны: кого повесили, кого розгами до смерти забили. Урал лишился многих мастеров, погибших при обороне заводов, в итоге это вылилось в классический русский бунт, бессмысленный и беспощадный.

Если бы тусовочка хотя бы читала Пушкина о пугачевском восстании («История пугачевского бунта» — документальная историческая работа Пушкина, единственная для него в этом жанре), глупостей в голове было бы меньше. Но там они будут чисто по идеологическим причинам. Знание истории — единственный антидот для общества в диалоге с этими людьми.

Читайте также