Скандалы

Окончательный диагноз

16.09.2019Яндекс.КартинкиZames.Media

Министерство здравоохранения Свердловской области обнародовало ряд факторов, которые влияют на здоровье населения и не дают успешно бороться с заболеваниями. История с уральским здравоохранением очень напоминает грустный анекдот про еврея, у которого умирали бараны: мужчина обратился к раввину за советом, но бараны продолжали умирать до тех пор, пока не сдохли все до последнего. «Жаль, а у меня было еще так много советов», — констатировал раввин. В роли раввина очевидно выступает в данном случае губернатор Свердловской области Куйвашев, который несёт прямую ответственность за социальную политику.

Средний показатель смертности в Свердловской области в 2018 году превысил среднероссийский на 8,4%, сообщает Росздравнадзор. Смерть в регионе от инфекционных и паразитарных болезней наступает на 133,2% чаще, чем в целом в России. Смертность от туберкулеза выше федерального показателя на 74,6%, а летальный исход от рака — на 14,4%.

Что же привело к таким печальным результатам? Помимо базовых рисков в здравоохранении, таких как недостаточное финансирование, нестабильная экономика и откровенное нежелание самих пациентов лечиться, минздрав Свердловской области представил целый список негативных тенденций. Они перечислены в стратегии развития здравоохранения региона до 2035 года.

Во-первых, сами граждане грешат вредными привычками и в целом ведут довольно нездоровый образ жизни. Доля такого населения в регионе – 36%.

Время от времени областные чиновники пиарятся на вопросах медицины. 

Время от времени областные чиновники пиарятся на вопросах медицины: замгубернатора Свердловской области Павел Креков и министр здравоохранения Андроей Цветков дарят обыденные кареты «Скорой помощи» директорам клиник областных центров.

Во-вторых, в Свердловской области тяжелая экологическая ситуация. Как минимум, она уже в течение десяти лет входит в топ-10 регионов с наиболее низким экологическим индексом по версии рейтинг от «Зеленого патруля». Автомобильные выбросы, химические выбросы предприятий не могут не влиять на общий фон здоровья. Из этого, например, проистекает неприятное следствие - уровень заболеваемости онкологией в Свердловской области на 2,6% выше среднероссийского. Рак – тяжелое заболевание, лечение и ведение которого требует особых компетенций специалистов и значительных усилий в сфере диагностики, что особенно затрудняется из-за банального отсутствия доступа к медицинской помощи жителей из отдаленных уголков региона. Даже бронхит зачастую диагностируется слишком поздно или не диагностируется вовсе.

При внеплановой проверке надзорные органы выявили серьезные проблемы в системе медицинской помощи. Оказалось, что пациентов из некоторых районов везут до больницы больше 100 километров и не выдают им положенные бесплатные лекарства. В отчетах же о работе данные подтасовываются.

В-третьих, наблюдается общий дефицит врачебных кадров, особенно в первичном звене и службе скорой «помощи». Медиков зачастую не устраивает оплата труда: по имеющимся данным, фельдшеру «скорой медицинской помощи» предлагается зарплата всего в 20-22 тысячи рублей. На 1 января текущего года в регионе не хватало 4 тысячи врачей различной специализации. Традиционно в небольших населенных пунктах лечебное учреждение, которое должно обслуживать менее 20 тысяч человек, помимо отсутствия должного штата медиков просто не располагает необходимым оборудованием в нужном количестве. Да и в целом производственная база здравоохранения Свердловской области уже устарела и не соответствует новым требованиям СанПиН к зданиям медицинских организаций, что, впрочем, уже давно отмечается жителями региона.

Столица ВИЧ

Есть и четвертый, не менее значимый фактор. Свердловская область стала практически перевалочным пунктом для жителей Средней Азии, устремляющихся в Россию на поиски заработка. Среди них высок уровень заболеваемости туберкулезом и ВИЧ-инфекцией.

Стоит напомнить, что в прошлом году Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом опубликовал справку, согласно которой регион возглавляет рейтинг распространенности ВИЧ-инфекции — вирусом заражены 1741,4 человека на 100 тысяч населения (или 1,74% всех жителей региона). Плюс к этому область является второй по стране по количеству учреждений ФСИН и первое место по количеству заключенных. «Это способствует сохранению в Свердловской области высокой заболеваемости туберкулезом», — информирует региональный минздрав.

Среди негативных факторов ведомство упомянуло и работу частных клиник, которые, по его мнению, имеют низкую экономическую заинтересованность в проведении базовых профилактических мероприятий — диспансеризации и вакцинации.

Решение проблем здравоохранения, как и следовало ожидать, упирается в финансы.

Правительство Свердловской области как обычно просит, а не предлагает. В данном случае — опять просит денег у федералов, не предлагая стратегии выхода из кризиса.

Ключевой запрос

Минздрав назвал восемь возможных рисков для здравоохранения региона, которые могут усугубить и без того непростую ситуацию.

Среди них оказались снижение уровня финансирования здравоохранения, нехватка ресурсов для обновления материально-технической базы больниц и даже ослабление рубля. Особенно бросается в глаза формулировка-страшилка «несоответствие между возможностями государственного финансирования и быстро развивающимися технологиями», которая не дарит надежды на скорое исправление ситуации.

Итак, что со стратегией? Правительство Свердловской области спешно утвердило Стратегию развития здравоохранения в регионе до 2035 года. В ней перечислено пять основных задач, которые министерство здравоохранения планирует решить в ближайшие годы. Почти все связваны с поиском денег, остальные — методические шаблоны.

Например, чиновники намерены снизить младенческую смертность. Для этого планируется укреплять материально-техническую базу детских поликлиник и больниц. Результатом должно стать повышение качества и доступности первичной медицинской помощи детям. В планах также — снизить смертность от болезней системы кровообращения и новообразований. Для этого необходима массовая профилактика развития сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии, а также качественное оказание медпомощи (нет денег — нет качества). В итоге смертность от болезней системы кровообращения не должна превышать 500 случаев на 100 тыс. населения (в 2017-м — 654,6), смертность от новообразований — не более 208 случаев (сейчас — 226,1), — ставят перед собой невыполнимые цели минздрав.

Также чиновники намерены развивать первичную медпомощь за счет развития профилактических осмотров (это из рекомендаций федерального минздрава). И конечно же, местные власти полны решимости ликвидировать кадровый дефицит. Каким образом, мы все прекрасно знаем: брать на работу сначала бегущих врачей из глубинки, а потом набирать специалистов из республик Средней Азии, имеющих большой опыт борьбы с диковинными болезнями, туберкулёзом и ВИЧ.

«Проблема доступности медицинской помощи в регионах, в том числе на Урале, остается одной из самых острых. Об этом много говорят, но мало что решается», — пояснил эксперт Института региональной экспертизы Марат Хамидуллин. По его словам, без федеральной помощи регионы мало что могут. «Однако запрос на качественное здравоохранение у населения является одним из ключевых. Услышат ли реально уральские власти людей и начнут работу в этом направлении – большой вопрос», — резюмировал Хамидуллин.

Читайте также