События

Мономанылов

07.10.2019Яндекс.КартинкиZames.Media

7 октября в Екатеринбурге состоится премьера танцевального моноспектакля Ильи Манылова «HEKLA. История одного вулкана». Спектакль пройдет в Центре Современной Драматургии. По словам Манылова, спектаклем заинтересовались эксперты Всероссийской национальной премии «Золотая маска», в связи с чем собираются посетить премьеру в Екатеринбурге.

В 2018 году у Манылова рождается спектакль в стиле contemporary - «HEKLA. История одного вулкана», который был впервые показан в рамках «Ночи искусств» в Сарапульском драматическом театре.

Хореографическая работа призывает вспомнить то чувство, когда ты ждёшь и придумываешь себе исход, хотя то, как все будет на самом деле, не зависит от тебя. Спящие ожидания или бурное нетерпение не важно, результат один — ты не знаешь, как все будет, и не узнаешь, есть только здесь и сейчас, и никакого будущего.

Гекла (исл. Hekla) — вулкан на Юге Исландии. Извергался более 20 раз и считается одним из наиболее активных вулканов. В Средние века его называли «воротами в ад».

В том же 2018 году Илья Манылов уже номинировался на Золотую маску — экспертный совет не обошёл вниманием современный уральский танец. Свердловский «ТанцТеатр» и спектакль «ПИЧ» получил три номинации. Эта постановка отчасти посвящена Мариусу Петипа, творчество которого расцвело под влиянием музыки Петра Ильича Чайковского (ПИЧ). И тут нужно сказать – если вы привыкли, что «Золотая маска» – это априори знак качества, и всё, что эксперты отправили в список финалистов – необходимо смотреть, то с балетом «ПИЧ», на наш взгляд, ситуация иная. Далеко не всем он придётся по душе.

Афиша «Геклы». 

Афиша «Геклы».

Французский постановщик Мартен Арьяг следует за событиями из биографии Чайковского, интерпретируя и переосмысливая их по-своему. Главный герой периодически появляется в платье, якобы именно в нём он чувствует себя по-настоящему защищённым – намёк на гомосексуализм композитора. И эту мысль, к сожалению, пронесут через весь спектакль, и не замечать её у зрителя не получится. А жаль, потому что в постановке действительно потрясающая хореография – современная, яркая, дерзкая.

Самая первая сцена, где появляется женщина в белоснежном платье с великолепной короной на голове, напоминающая Одетту из «Лебединого озера», просто завораживает. Но это волшебство вскоре будет разрушено.

Золотомасочный номинант и исполнитель главной партии Илья Манылов в рамках своей роли этот танцовщик почти гениален – на сцене есть он, а уже потом все остальные – по исполнению, актёрскому мастерству, умению увлечь публику в свою историю. Зрители остаются где-то на перепутье – принять этот спектакль не получается, но и не восхититься отдельными его составляющими нельзя.

Танцовщик и хореограф Манылов родился в Екатеринбурге, он хореограф современного танца MINOGA dance company | Contemporary Dance school, — не раз удивлял зрителей своими провокационными пластическими постановками.

Летом в Екатеринбурге прошел премьерный показ его спектакля «Когда умерли автобусы» по абсурдным рассказам Этгара Керета на сцене ЦСД.

Екатеринбургский Центр современной драматургии создавался как площадка для поиска не столько нового театрального языка вообще, сколько сценической формы, адекватной текстам современных авторов. В прошлом сезоне театр впервые счёл необходимым в качестве этой формы избрать пластическую — при этом литературной основой спектакля станет не пьеса, а подборка рассказов израильского автора Этгара Керета.

За драматическую (и текстовую) часть спектакля отвечал главный режиссёр ЦСД Антон Бутаков, а в качестве хореографа выступил Илья Манылов — если Екатеринбург по праву считается одним из центров современной российской хореографии, то Манылов — один из её ярких представителей, успевший поработать со многими из ведущих танцевальных компаний Урала, в том числе над созданием перформансов, сайт-специфик и променад-спектаклей.

Манылов говорит, что «с неподготовленными людьми интереснее работать», а о взаимодействии с режиссёром спектакля Бутаковым поясняет: «Мы „на берегу“ договорились, что постараемся как раз не подстраиваться (потому что это не очень действенно), а слоями накладывать свои манеры».

По мнению Бутакова, режиссёр и хореограф в спектакле «Когда умерли автобусы» получили возможность столкнуться с тем, чего никогда не делали и не умеют (то есть хореограф работает с драматическими артистами, а режиссёр получил опыт взаимодействия с пластическим языком театральной выразительности), а третьим «режиссёром» выступает сам автор: «Его рассказы — сумасшедшие, во многом непонятные, абсурдные и очень короткие. И это абсолютно новый опыт, когда три фактора работают: драматический театр, пластический — и театр самого рассказа. А эти рассказы очень театральны: если их, условно говоря, брать и просто разыгрывать между собой — из этого уже что-то получается, готовый результат».

Манылов интерес к материалу поддерживает: «Мне нравится связь «очень обычного» — бытового — с чем-то нереальным. И там много того, что можно додумать, — и есть что танцевать».

Читайте также