События

Ни утонуть, ни выплыть

02.07.2019Zames.DesignZames.Media

Программа поддержки моногородов провалена. Правительство опять планирует выделить на развитие моногородов 57,3 млрд рублей в рамках проекта развития монопрофильных территорий. На уральские моногорода уже на бумаге выделяются миллиарды, но это не помогает.

Предыдущая программа, разработанная Министерством экономического развития, была признана неэффективной, заявил глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин, поэтому она была досрочно прекращена. Между тем, количество кризисных моногородов с момента утверждения федерального перечня монопрофильныхтерриторий в 2014 году увеличилось с 75 до 93.

Значительная часть моногородов приходится на Урал – Свердловскую (17 городов) и Челябинскую (16) области, обгоняет их только Кемеровская область (24). Причем, согласно данным сайта федерального правительства, в Челябинской области - 13, в Свердловской области - 11, в Курганской области - три города отнесены к первой и второй категориям, что означает сложное социально-экономическое положение. Города ХМАО и ЯНАО в обновленный перечень монопрофильных муниципальных образований Российской Федерации с изменениями на 18 марта 2019 года не вошли.

Умершая экономика

В списке проблемных моногородов страны, подготовленном Министерством экономического развития России, на первом месте оказался Верхний Уфалей (Челябинская область), а на четвертом – Бакал (Челябинская область). Города «подвели» недостаточные темпы роста экономики, показатели занятости, розничной торговли, оборота малых и средних предприятий, размер жилого фонда, объем поддержки из федерального бюджета, оценку ситуации в городе населением.

Панорама Верхнего Уфалея

Панорама Верхнего Уфалея

По данным министерства, в Верхнем Уфалее (Челябинская область), который в 2019 году получит бюджетную поддержку в размере 352 млн рублей, уровень безработицы в моногороде 11,2%, в Бакале – 4,3%. Но в Бакале основной работодатель - ООО «Бакальское рудоуправление» – не обеспечивает работников стабильной заработной платой – к лету текущего году он лишь снизил задолженность по ней с 22,3 млн до менее чем 6 млн рублей, сообщает прокуратура. В прошлом году директор Бакальского рудоуправления после возбуждения уголовного дела выплатил взыскателям более 40 млн рублей. О стабильности в такой ситуации говорить не приходится.

Программы развития моногородов превращаются в хороший бизнес, констатирует экономический аналитик Артем Ермолаев. По его словам, это «такая черная дыра, в которую можно бесконечно вливать все новые и новые средства».

«Надо понимать, что в нынешних экономических условиях «оживить» эти города чаще всего не представляется возможным. Они обладают либо устаревшим производством, которое уже не отвечает вызовам и потребностям времени, либо производством, которое уже вообще нигде не востребовано. Вливание денег туда происходит только по одной причине – чтобы голодное население не взбунтовалось», - утверждает эксперт.

Деньги на ветер

Действительно, попытки «реанимировать» города с помощью территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) не приводят к успеху. Между тем, по количеству пресловутых ТОСЭР Южный Урал уже стал лидером (их всего четыре - в моногородах Бакале и Верхнем Уфалее, в закрытых административно-территориальных образованиях Снежинске и Озерске). Только Татарстан имеет сопоставимое количество ТОСЭР.

Однако привлечь инвесторов в Челябинскую область при всех преференциях со стороны власти оказалось не так-то просто, а уже зарегистрированные резиденты зачастую не могут приступить к работе из-за проблем с инфраструктурой, дефицита заемных средств, отсутствия подходящих промышленных площадок и иных системных проблем.

Например, в городе Бакал из-за сложностей в процедуре передачи земли резидент с самым масштабным проектом (на 18 млрд рублей) не может начать работу, а в Верхнем Уфалее никак не закончится процедура оценки имущества обанкротившегося «Уфалейникеля», что мешает освободить потенциально интересную другим инвесторам площадку.

В моногородах Свердловской области ситуация не особо лучше. Да, там с пафосом реализуется программа развития, благодаря которой только в 2018 году в регион было направлено областных и федеральных субсидий на 4,6 миллиарда рублей. Департамент информационной политики губернатора Свердловской области уже отчитался о появлении 45,5 тысячи новых рабочих мест. А в программе комплексного развития моногородов Челябинской области от Министерства экономического развития региона значится прогноз в 15,2 тысячи рабочих мест. Помочь в борьбе с безработицей должны были в том числе территории опережающего развития.

Однако отчеты о созданных рабочих местах звучат излишне оптимистично – оказалось, что в их число включены временные рабочие места, места в бюджетной сфере, а количество ликвидированных за это время мест и вовсе не учитывалось. Так, четыре резидента ТОСЭР «Верхний Уфалей» открытой при поддержке Фонда развития моногородов, создали всего 72 рабочих места, за 2019 год планируется еще 90 мест за счет мощностей «МетМашУфалей», но это явно не может перекрыть потерю 2 тысяч рабочих мест после банкротства того же «Уфалейникеля».

Согласно данным того же министерства экономического развития Челябинской области, всеми ТОСЭР в моногородах (в том числе ЗАТО «Снежинск» и «Озерск») дополнительно было организовано только 280 новых рабочих мест.

Байкальское рудоуправление, старейшее предприятие Южного Урала

Байкальское рудоуправление, старейшее предприятие Южного Урала.

Для сравнения: объем льгот моногороду Бакал — почти 25 млн рублей, Верхний Уфалей — 3 млн рублей. Получается, что федеральный центр на регулярной основе вливает в угасающие города серьезные средства, однако никакого очевидного «выхлопа» не происходит.

Более того, некоторые инвестиционные проекты срываются - один из пяти резидентов ТОСЭР Бакала, крупная китайская энергетическая компания CEEC NEPC II, уже отказался от строительства цементно-клинкерного завода совместно с российским ООО «Абсолют Дробсервис». Возлагаемые на новый ТОСЭР «Миасс» (которому из-за сомнений в эффективности проекта не сразу одобрили подобный статус) надежды на 2,2 тысячи рабочих мест могут также не оправдаться.

Нет конкретики

Происходящее с поддержкой уральских моногородов напоминает либо сизифов труд, либо хорошо организованный «распил», предполагают опрошенные эксперты.

Вчитайтесь внимательно в эти цифры: за шесть лет на новую программу поддержки моногородов будет потрачено 57,3 млрд рублей! Среди целевых показателей проекта, в частности, указаны: привлечение инвестиций в моногорода, рост числа довольных социально-экономической ситуацией горожан, увеличение количества новых постоянных рабочих мест, уровень безработицы по методологии МОТ (число безработных в процентах к экономически активному населению).

Что касается инвестиционных проектов в моногородах, то за пять лет в них планируется вложить 143,8 млрд руб. Главным исполнителем программы развития населенных пунктов с градообразующими предприятиями назначено Минэкономики. Также к реализации программы подключено 11 министерств, НКО «Фонд развития моногородов», Российский экспортный центр, Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, «Дом.РФ», «ВЭБ-лизинг» и «ВЭБ Инфраструктура».

Впрочем, собеседник в коридорах свердловских властей уже посчитал: в год на моногорода выделено меньше 10 млрд рублей. Эти деньги призваны улучшить жизнь 13,5 млн человек, проживающих в 319 моногородах. Это означает, что на каждого такого моногорожанина в год придется по 707 рублей дополнительных государственных расходов. На эти деньги можно купить, например, три бутылки водки.

Причина столь радикального расхождения между планами и реальностью – в формализованном подходе планировщиков из МЭР. За цифрами виртуальных «инвестиций» нет конкретики.

Вот и вырисовывается незатейливая схема: практически ежегодно различными структурами и ведомствами разрабатываются и принимаются программы поддержки моногородов, под это дело почти всегда находятся внушительные средства, однако эффективность принимаемых мер вызывает немало вопросов.

Читайте также