Жизнь

Урок Курентзиса

29.06.2019muzlifemagazine.ruZames.Media

И работа в Перми Теодора Курентзиса, и его уход - событие в культурной жизни, и поэтому мы разбираем весь период работы знаменитого грека в Прикамье.

Теодор Курентзис в работе

Теодор Курентзис в работе.

Дирижер Теодор Курентзис со скандалом покинул Пермь. Напоследок он обругал местные власти, рассказав, что всё, что происходило хорошего в его профессиональной жизни в последние годы, было вопреки, а не благодаря местным властям. Если бы не они, он бы никогда не покинул «свой рай».

27 июня на сайте пермского Оперного театра появилось письмо-разъяснение Теодора Курензиса о причинах ухода. Письмо можно смело назвать царским манифестом, в котором он умело по-театральному объясняет, как важна «цена и ценность», корень у которых один.

Почетный гражданин Прикамья

Как пояснили в пресс-службе театра, что MusicAeterna «не становится частью какой-либо из существующих институций, а формирует независимую структуру управления и будет осуществлять концертную деятельность, просветительскую работу и экспериментальные проекты в сфере музыки».

По данным Пермской оперы, новый формат существования MusicAeterna предполагает создание творческих резиденций в Санкт-Петербурге и Москве и регулярные выступления в регионах России.

Идея переманить Курентзиса из Новосибирска принадлежала Марату Гельману. Тогда место худрука Пермской оперы покидал Георгий Исаакян, перебиравшийся в Москву. В одном из интервью он назвал переход Курентзиса из Новосибирска в Пермь бессмысленным горизонтальным перемещением. Зачем оно понадобилось? В Новосибирске Курентзис успел создать оркестр и хор экстракласса, а также осуществить первую в истории оперную копродукцию Новосибирска и Парижа. Но трения между художником-идеалистом и директором-практиком – им был Борис Мездрич – все же возникли.

Вместе с Теодором Курензисом в Пермь переехала часть музыкантов оркестра «Musica Aeterna Ensemble». В театральных кругах тема ухода Курентзиса из Пермского театра давно не нова, около года блуждали разговоры о том, что Теодор работает на себя и просто строит карьеру, находясь постоянно на гастролях, фактически не появляясь в Перми, используя театр для заработка чтобыв последствии уехать.

Со временем тему перестали обсуждать вовсе, мол, дело решенное. Работа в пермской труппе сопровождалась недовольством штатных солистов оперной труппы, которые получали куда меньшие деньги.

Курентзис - событие в жизни Перми

Курентзис - событие в жизни Перми.

Грек Курентзис, говоря футбольным языком, - одно из самых ценных приобретений российской классической сцены. Его оркестр MusicAeterna играет классические произведения на инструментах, которые звучали во времена их сочинения.

Ничего подобного в России, особенно в провинции, до него не было.

Однако как многие гении, человек он склочный. Достаточно посмотреть на его фотографию с действующим губернатором края Максимом Решетниковым. Более недовольного кандидата в почетные граждане региона (это, кстати, дополнительные 450 тыс. рублей к ежемесячному доходу) на совместной фотографии с главой субъекта сложно найти. Поэтому оставим эмоции гения – гению, потому что он имеет на них право.

Теодор Курентзис и Максим Решетников, губернатор Пермского края

Теодор Курентзис и Максим Решетников, губернатор Пермского края.

Кандидат в почетные граждане Пермского края, дирижер Теодор Курентзис – это часть когда-то большого и пафосного проекта по превращению столицы Прикамья в столицу культуры в России. Вот о нём действительно хочется вспомнить.

Трудности Марата Гельмана

Когда-то, а именно в 2008 году, политтехнолог Марат Гельман сумел продать свои услуги местным властям. Он объявил Пермь культурной столицей России и пообещал, что если дать ему очень много денег, он докажет это делом и вырвет это звание у Санкт-Петербурга.

Весь Урал тогда замер в ожидании. Все гадали, что же такого собирается сделать Гельман с этим заметно уставшим от потрясений русской истории городом. Может быть, исторические кварталы наконец будут отреставрированы, и Пермь превратится в идеал купеческого города, с которого другие подобные города будут брать пример? Или может быть…

Но Марат Гельман привез десант современных художников, которые усадили смешного красного человечка на карниз, сделали несколько вариантов памятника букве «П» и установили на набережной надпись «Счастье не за горами».

Искусство Гельмана в Перми оказалось не вечным

Искусство Гельмана в Перми оказалось не вечным.

Повторимся, весь Урал тогда с замиранием сердца наблюдал за происходящим. Чем черт не шутит, а вдруг и правда не за горами.

Шли годы, а Пермь оставалась Пермью.

Кому как, кстати, не жителям Екатеринбурга об этом знать. У людей далеких от современного искусства (что не значит, что чуждых искусству в принципе) ничего, кроме популярного, хоть и спорного, сериала пермских КВНщиков «Реальные пацаны», зависти не вызывало. К слову, Марат Гельман к знаменитому сериалу отношение имел, он снялся в одной из серий.

Однако про Пермь писали все федеральные издания, которые могли себе позволить послать репортера в провинцию. Почему-то, впрочем, культурной столицей Пермь это все же не делало, и как мы видим сейчас, и не сделало.

Худо-бедно проект просуществовал с 2008 года более 6-7 лет. Впрочем, с периодизацией тут возникают проблемы, потому что с самого начала проект не был единым, а скорее пакетом проектов, на которые Гельману удалось выбить денег. Точкой, с которой началось начало конца, можно считать добровольный уход в 2014 году губернатора-мецената, бизнесмена Олега Чиркунова в Вальгаллу глав регионов, не справившихся со своими задачами. Чиркунов как человек весьма незаурядный напоследок заявил, что он сразу предупреждал Путина, мол, он на этой работе долго не задержится.

«…Жизнь надо менять, и из Перми надо уезжать», - сказал Чиркунов в своем прощальном слове.

Вместе с ним уехал в Черногорию и Марат Гельман. Оттуда он много раз рассказывал, как сложно ему было нести свет искусства вопреки российской власти. Проект не без скандалов и попыток завести уголовные дела был свернут, и даже либеральная пресса проводила его в последний путь более-менее спокойно.

Там где Кехман...

Только за первые три года активной работы бюджет проекта вырос до 2 миллиардов рублей. На один фестиваль «Белые ночи» ушло более 200 миллионов рублей бюджетных средств. При этом к тому, как они расходовались, ежегодно возникали претензии и у Счетной палаты, и у правоохранителей. Знаменитая буква «П», стоящая на въезде в город, обошлась в 9 миллионов рублей. Стоит ли говорить, что той культуре, которая не вписывалась в идеологический и медийный контекст Гельмана и его коллег, почти ничего не перепало с барского стола. И речь тут даже не о классических театрах, а о школах, библиотеках, и самых тривиальных, но необходимых просветительских проектах. У тех, кто по-настоящему занимался культурой, была масса претензий к этому проекту. Пожалуй, единственная удачная история Гельмана была именно с Теодором Курентзисом, который как ни крути, действительно талант.

В начале 2017 года Курентзис заявлял, что покинет Пермь, если для его театра не построят новую сцену. 1 мая того же года власти края заявили о выделении денег на проект. Ожидалось, что новое здание будет проектироваться на конкурсной основе. Однако спустя некоторое время было принято решение отказаться от проекта: по подсчетам властей, строительство дорого бы обошлось бюджету. Тогда же директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов сообщал, что в 2019 году правительство России планирует выделить деньги на строительство новой сцены, стоимость которой специалисты оценивают в 7 млрд рублей. По словам Борисова, новая сцена позволила бы раскрыть потенциал театра и поставить еще больше спектаклей.

Увидев Кехмана, Курентзис окончательно решил уйти

Увидев Кехмана, Курентзис окончательно решил уйти.

В 2019-м затянувшимся проектом занялись федеральные чиновники, в том числе премьер-министр Дмитрий Медведев; подключиться к нему также пытается бизнесмен и театральный деятель Владимир Кехман, худрук Новосибирского театра оперы и балета и Михайловского театра. Терпение Курентзиса лопнуло, когда 19 апреля у губернатора Пермского края прошло обсуждение проекта новой сцены, куда худрука Пермской оперы даже не пригласили. Вел совещание Владимир Кехман. «Ситуация вполне понятная. Там, где Кехман — не может быть Курентзиса».

История с культурным расцветом Прикамья все же закончилась скорее комично, жителям Екатеринбурга, грех смеяться над ней. Тут было немало своих прожектеров. Просто повезло, что не было ни одного настолько упёртого мастера интриг как Марат Гельман.

Читайте также