Жизнь

Утопия двоичности

29.11.2019Яндекс.КартинкиZames.Media

Государство и бизнес кинулись оголтело загонять молодежь в мир виртуального образования, по сути отнимая у школьников реальную жизнь. Однако весь этот набор «треков», «интенсивов» и «вебинаров» грозит вызвать у молодого поколения спасительное отторжение. Его почти перекормили, так и хочется сказать — отстаньте уже наконец со своей цифрой.

Помните классическую фразу из «Москва слезам не верит»: «Ничего не будет — ни кино, ни театра, ни книг, ни газет. Одно сплошное телевидение»? Примерно так же сегодня рассуждают сторонники цифровизации в образовании. Им кажется, что раз на дворе эра социально-сетевого интернета, то одновременно наступил сплошной виртуальный всеобуч.

Детям не надо ходить в школу, а только слушать лекции в интернете. Бросай реальную школу — поступай в виртуальную! Ничего не делай, сиди за компьютером и внимай. А чтобы лучше внимать — все поголовно учите информатику. Так как если ты «за компьютером» — вот тебе и цифровое, то есть модное, не зевай, будь в тренде.

Это не шутка, а целый бизнес, направленный на разрушение классического образовательного продукта.

Многочисленные «виртуальные школы», «лектории», «онлайн-курсы», «тренинги» и «интенсивы» (ну и конечно «вебинары», хотя концепция вебинаров гуманная — скорее это онлайн-совещание, а не образовательный формат) навязывают тянущимся к знаниям молодым людям «образовательный продукт», который они по сути стряпают на коленке из выдержек в Википедии.

Или из фигурок Лего, использовав массовое увлечение Лего как приманку для «новых стандартов» образования. Игровые модели, ненавязчивое обучение — вот это всё. Лего даже чересчур сложно и натурально. Лучше Лего по сети.

Ирина Груничева.

Ирина Груничева.

Всё это активно поддерживают крупные влиятельные корпорации и государственные институции, которые сегодня делают деньги из цифрового воздуха, навязывая стандарты «цифровой экономики».

Закрыть школу

Вот пример образовательной «системы», которая среди многих прочих торгует статусом прорывного учения, естественно со ссылкой на западные практики: STEM-образование (четыре буквы, описывающие четыре естественные науки). Сейчас мода продвинулась дальше, система расширилась до STEAM, добавив в перечень направлений А — арт, подразумевая некую гуманитарную составляющую этой расфасованной жвачки.

Суть этой образовательной модели, которую грантами и разными партнёрскими программами поддерживает например госкорпорация Роснано (подчеркиваем — госкорпорация, а не чья-то частная лавочка), в том, что вместо курсов по классическим предметам предлагаются «направления», информацию о которых заворачивают в видеоролики и онлайн-занятия.

Нет математики, геометрии, русского языка или биологии. Есть некие смежные изобретения неофитов от образования, напичканные модными западными терминами.

Вот как презентует «новое направление» Ирина Груничева, руководитель проекта «Стемфорд» (звучит как Оксфорд, но не верьте, это имитация). Госпожа Груничева как всякий изуверский продажник-маркетолог говорит нам сходу: внедрение STEM в российских школах — вопрос времени. Ни много ни мало. Скоро Пинки и Брейн захватят мир. Потому что они придумали, как быстро создать для слушателя своих курсов иллюзию знаний.

«Новый формат — дистанционный эксперимент, выполняемый профессионалами на сложном лабораторном оборудовании и транслируемый онлайн на сайте "Стемфорда". Ребенок может записаться на дистанционную сессию, заранее прочитать об эксперименте, оборудовании и операциях, которые с помощью него можно сделать. Затем в режиме реального времени он смотрит, как ученый или представитель высокотехнологичной компании выполняет этот эксперимент в лаборатории: как идет работа с приборами, проводятся измерения, какие собираются результаты. В конце ребенок проходит тест на получение электронного сертификата — как и в любом другом типе наших образовательных ресурсов».

То есть прослушав курс, ребенок получает даже справку об этом! Вот это реально круто. Что он потом будет делать с этой справкой? Ну наверно идти устраиваться на работу в Роснано, ведь именно эта госкорпорация свято верит в этот образовательный фаст-фуд, ведущий в светлое будущее.

Основанием для подобной наглости является не только изменившийся мир, когда люди жить не могут без компьютера и просто не способны воспринимать информацию в каком-то другом формате, например, в ходе обычного 45-минутного академического часа. Основание — это изменившийся подход государства к образовательным процессам. Государству проще переложить с себя ответственность за подготовку кадров на частный сектор и на виртуальный сервер.

Так почему же они считают, что школа уже не избежит подобных систем?

«Большая часть информации, содержащейся в наших цифровых ресурсах, не знакома и самим педагогам. Для них изучение этого контента — возможность расширить собственный профессиональный кругозор. Как показывает практика, педагоги с большим удовольствием проходят детские курсы».

То есть констатируется, что система российского высшего образования перестала готовить для общеобразовательных школ хороших специалистов. Учителей, которые обладают достаточными знаниями, чтобы их передавать школьникам. Знаниями и авторитетом, соответственно.

Авторы этих программ хотят наладить и усовершенствовать свой продукт до такого уровня, чтобы преподаватели в школах были просто не нужны. Чтобы урок начинался с запуска «трека» на заданную тему, чтобы авторитет учителя прятался в программном блоке, а не у школьной доски.

Ну и напрашивается, куда всё это ведёт: разумеется, к закрытию школ.

Работа учителя в современной школе часто сводится к нажатию кнопки.

Работа учителя в современной школе часто сводится к нажатию кнопки.

Самое гениальное, что конвейер по отбраковыванию фигуры учителя из школьного образовательного курса состоит из такого рода «цифровых тренеров». Учителя отбраковывают сами себя, по сути меняя веру. Вот как описывает этот нехитрый, но изуверский процесс Ирина Груничева:

«Чтобы развивать с помощью наших ресурсов горизонтальную карьеру учителя и мотивировать педагогов работать с нашим контентом, с 2019 года были введены три статуса для учителей. Первый — учитель-эксперт, педагог, принимающий участие в экспертизе авторских материалов, на основе которых потом создается контент; второй — учитель-практик, который активно работает на портале, регулярно участвует в проектах и конкурсах вместе с ребятами, и третий — учитель-разработчик.

В конце года мы подводим итоги, самые активные педагоги получают статусы, закрепляемые соответствующими сертификатами. Мы способствуем тому, чтобы достижения педагогов на платформе и сертификаты учитывались при аттестации».

Натурально: иерархия секты. Для тех, кто активнее копает себе могилу — пряники в виде «сертификатов» и «аттестации». Совсем недавно примерно так же всем впаривали маркетинговый продукт под названием МВА — типа без этой корочки тебя не возьмут в бизнес. В итоге МВА стало настолько бесполезным и повсеместным продуктом, что перестало стоить хоть что-либо. Корпорации перестали вообще обращать внимание на наличие этого сертификата. На работу по-прежнему берут по рекомендациям, смотрят на сотрудника на этапе стажировки, изучают его навыки в ходе реальной работы.

Вот к такой реальности сегодня наше образование детей не готовит. Оно готовит их к путешествию в сказку, которая никогда не станет былью.

Эксперименты с виртуальным образованием сегодня происходят в российских школах повсеместно, так как органы власти напрямую рекомендуют подобного рода образовательные поиски, пока под видом внеклассного дополнения.

Насильно мил не будешь

Но вектор направлен по тотальное вовлечение детей в виртуальную образовательную модель. Недавно под эгидой министерства образования России прошёл для преподавателей, а затем и для учеников так называемый всероссийский «Урок цифры», благословленный вице-премьером Максимом Акимовым, который отвечает за нацпроекты, связанные с цифровизацией.

Большие данные важнее больших знаний?

Большие данные важнее больших знаний?

Первый в учебном году «Урок цифры» был для преподавателей. Более 150 педагогов из 14 регионов прошли обучение использованию современных цифровых технологий для популяризации уроков информатики. «Наверно, если бы «Урок цифры для учителей» состоялся раньше, он бы принёс нам ещё больше пользы, потому что очень много мифов вокруг словосочетания «цифра в школе». Сегодня прозвучало очень много идей по подготовке детей, которые могут выбрать делом своей жизни именно программирование. Вместе с «Уроком цифры» все наши усилия будут направлены на то, чтобы помогать и учителям, и детям лучше разобраться в мире цифровых технологий. Более того, мы очень много сделали для того, чтобы это направление развивалось и внутри школы, и в дополнительном образовании в том числе», – отметила Ольга Васильева, министр просвещения РФ.

Иногда послушаешь наших чиновников и уши вянут. Говоря о «цифровизации образования», они будто не совсем точно понимают, о чём говорят. Оттого и речи звучат как-то непонятно. Улучшить и углубить. Но что конкретно школьникам даёт это погружение в информатизацию? Просчитаны ли риски для психологии учеников? Не превратит ли эта тотальная увлеченность виртуальными курсами молодых людей в безмозглых потребителей информации, не способных анализировать, что в переводе на русский язык — думать?

В ноябре для школьников уже прошли несколько «Уроков цифры». На них ученики например учились быть блогерами: узнавали, как повышать количество просмотров своего блога. Если вы думаете, что наше министерство образование решило выращивать в школах мастеров виртуала, вы не ошиблись, это ведь на полном серьезе такой урок прошел.

Но это не всё.

В феврале 2020 года запланирован урок «Персональные помощники» по материалам Яндекса. Дети, которые ещё не научились пользоваться Яндексом, получат такую возможность. В марте главным партнером урока «Безопасность будущего» станет «Лаборатория Касперского». Дети узнают, что такое антивирус (как будто никогда не смотрели фильм «Матрица»). И завершит учебный цифровой год урок «Искусственный интеллект и машинное обучение», подготовленный благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее» при поддержке Сбербанка. Стоит предположить, что после этого урока все школьники откроют вклад в Сбербанке.

Реально такой навал на молодые мозги со стороны бизнеса и государства выглядит дичью и попыткой в кратчайшие сроки перекомпостировать мозги — с думания на потребление информации. А уж опосля, как говорится, начать нормально в эти подготовленные мозги вкладывать ту информацию, какую нужно.

Увлечение виртуальным образованием и уводом молодежи в мир информационного виртуала пугает. Единственная надежда как всегда на бестолковость, неизобретательность и агрессивность государственной машины.

Молодежь не любит, когда ей что-то навязывают.

Несколько лет назад поколение Фейсбука выбрало добровольное заточение в виртуальных коммуникациях. Сейчас в новое поколение вбивают виртуализацию практически насильно, кувалдой. Наверное, молодежь спасет реакция от противного — бегство от этого чертового компьютера на волю.

Читайте также